vasiliev_vladim

Categories:

Сценарии участия в голосовании и их результаты

https://www.zercalo.org/media/k2/items/cache/6d9c6f5dc6676c28ab1bd24c67ee6952_XL.jpg
https://www.zercalo.org/media/k2/items/cache/6d9c6f5dc6676c28ab1bd24c67ee6952_XL.jpg

Представлена авторская теоретическая модель вероятных сценариев предстоящего через две недели участия граждан РФ в выборах ГосДумы, включая пропорции соотношений между теоретически вероятными фактическими и официально объявляемыми результатами голосования, если исходные допущения и предположения автора теоретической модели по факту окажутся соответствующими действительности.

Определена «социальная база режима», а также электоральная база (эвентуальный электорат) четырёх «системных партий» РФ, резюмирована количественная оценка величин социальной и электоральной баз «режима» и персонифицирующих его 4-х «системных партий».

Теоретически оценены вероятные наиболее общие политические и обусловливающие их социальные последствия для общественного бытия России не только рассмотренных сценариев участия граждан РФ в избирательном процессе и определении его официальных результатов, но и всей этой избирательной кампании в целом.

Вводные замечания о существе и приемлемости данных электоральной социологии.

Далеко не секрет, что в РФ «население», электоральные оценки и настроения которого выясняют социологи и политологи посредством социологических исследований, основывающих на опросах общественного мнения, фокус-группах и т.п. методах, воспринимает тех, кто проводит эти исследования, в качестве тех или иных агентов власти.

Хотят того или не хотят исследователи, но для них и «население» или «большая социальная группа» в целом («генеральная совокупность»), и «социологическая выборка из генеральной совокупности» (совокупность тех, мнения и настроения которых выявляют и выясняют соответствующими методами) — это всего лишь объекты исследования.

Соответственно и практическое отношение исследователей к исследуемым не может быть никаким другим, кроме как практическим отношением к ним как к сложносоставным объектам воздействия, осуществляемого посредством применения специальных технологий обработки элементов объекта специальными средствами.

Эти специальные средства есть не что иное, кроме как всё те же самые стимулы, то есть специально подобранные заострённые палки, предназначенные для провоцирования реакции.

Практической целью такого воздействия (стимулирования) любой такой методично-настойчивой обработки сложносоставного объекта как раз и является получение и фиксация (закрепление) на внешнем носителе совокупности реакций индивидов, включённых в сложносоставной объект соответствующего экспериментального (исследовательского) воздействия.

Что теоретическая цель такого единичного или серийного исследовательского эксперимента не может не отличаться от его практической цели (получения массива результатов = совокупности данных экспериментальных воздействий), — это ничего не изменяет в существе практического отношения к сложносоставному объекту и его элементам.

И, тем более, это ничего не изменяет в восприятии существа практического отношения к ним теми, кто является объектом воздействия, а равно и этого практического отношения.

А чем в России от века мотивируется практическое отношение (поведение) индивидуальных представителей народных масс со всеми теми, кого народные массы воспринимают в качестве агентов (представителей) господствующей над ними власти, если встречи и общения с ними невозможно или не удаётся избежать? 

Какова практическая цель индивидуумов из народа в вынужденном (по безвыходности) общении их с агентами власти, осуществляемом (общении) по инициативе этих агентов власти?

Избежать вреда лично для себя, для своей семьи, для своего мiра («общины»), а если это невозможно, то минимизировать этот вред любым доступным способом и средством. 

Руководствуясь именно этой практической целью, индивидуальные представители народных масс (элементы социологической выборки) ведут себя (хитрят, изворачиваются и т.д.) и говорят то и так, что и как от каждого из них (согласно индивидуальному пониманию каждого из них) хочет власть услышать от него и/или увидеть в его поведении. Проще говоря, чего изволишь, барин? Ты только скажи, барин, чего ты хочешь, а за нами дело не станет.

А уж когда «барин» спрашивает, как «холоп» относится к тем или иным представителям власти, кто ему люб из них, а кто нет и т.д., то ответы «хлопов» заведомо известны по существу этих ответов.

Собственно об этих феноменах говорят не только сами современные социологи и политологи, но и абсолютное большинство иных экспертов, а прежде всего всегда писали и пишут историки и бытописатели народных масс России.

Поэтому регулярно публикуемые данные социологических исследований об электоральных настроениях необходимо корректировать, не столько исходя из экспертных оценок величин «погрешностей», обусловленных отношениями между исследователями и исследуемыми в России, сколько на основании экономических и социальных данных.

Социальная и электоральная базы «режима» и его «системных партий».

По оценке автора настоящей статьи, обоснование которой (оценке) неоднократно приводилось им в ранее опубликованных статьях,  эвентуальный электорат 4-х «системных партий» РФ по состоянию на начало августа текущего года суммарно, вряд ли, превышал 28-30 млн. избирателей (25,75 – 26,75% от всех избирателей).

Скорее даже меньше, чем больше, ибо действительная «социальная база режима», персонифицируемого этими «системными партиями», по ранее опубликованным оценкам автора, составляла в средине августа до 20-22% от всего населения РФ. Это —  до 37,5- 39,1 млн. человек, если численность граждан РФ составляет 146,17 млн. человек, то есть равна численности населения РФ по данным Росстата.

Из списков избирателей (ок. 107,5 млн. на территории РФ) и численности детей до 18 лет (32-33 млн. по данным Минфина и Соцзащиты для выплаты единовременных и прочих выплат на детей до 18 лет) без учёта легальных иностранцев получается — население, живущее на территории  РФ, составляет 139,7-140,7 млн. человек. 

И что в РФ легально проживает ок. 6 млн. иностранных граждан? МВД РФ в средине декабря 2020 года заявило, что на территории РФ легально проживают ок. 6,3 млн. иностранных граждан, статистически учитываемых в численности населения РФ (см.: https://1prime.ru/state_regulation/20201216/832593188.html ).

Таким образом, на территории РФ живёт чуть менее 139,9 млн. граждан РФ (из 146,17 млн. статистически учтённых жителей). К ним надо добавить граждан РФ, проживающих за границей. Таковых в возрасте 18 лет и более по данным ЦИК РФ чуть более 2,5 млн. человек, если с детьми, то не более 3 млн. человек. Итого получаем максимум 143 млн. граждан РФ.

Из этого следует, что «социальная база режима», персонифицируемого четырьмя «системными партиями», составляет до 28,6-31,5 млн. человек. Если брать среднюю величину, то эта «социальная база» составляет ок. 30 млн. человек, включая детей, не достигших совершеннолетия.

Из них правом избирать обладает не более 24-25 млн. человек, а это не более 21,8-22,7% от общего числа избирателей РФ — собственно из этой максимальной доли мы и исходили изначально (это просто подтверждение исходных данных демонстрацией основанного на них счёта).

Ныне эта «социальная база», вне всякого сомнения, не стала более этой величины, если уже не менее её, и ещё через полмесяца она вряд ли возрастёт — скорее уменьшится, хотя и трудно сказать, насколько.

В России социальные и политические процессы, как правило, непредсказуемы, в том числе и потому, что в России, как правило, никогда нет достоверных данных о структуре политических сил (организаций) и динамике каждой из них за соответствующий период времени.

В чём различие между «социальной базой» политической организации и эвентуальным электоратом (электоральной базой) этой политической организации?

«Социальная база» определяется теми объективными экономическими, идеологическими, политическими и юридическими интересами, осуществление которых на деле, а не на словах обеспечивает соответствующая политическая организация всей своей политикой, то есть всей своей деятельностью, всем своим участием в общественной практике.

«Социальную базу» политической организации составляют те социальные группы и индивидуумы, для осуществления которыми присущих им объективных интересов (объективно присущих им и наиболее эффективных для них способов получения жизненных и всех иных средств, необходимых им для удовлетворения своих потребностей) наилучшие общественные условия на практике создаёт эта и только эта политическая организация.

Электоральную базу политической организации составляют те избиратели, которым кажется, ибо они чувственно воспринимают, веруют, мнят, представляют и мыслят, что данная конкретная политическая организации лучше всех других обеспечивает и/или может обеспечить осуществление их субъективных (мнимых ими своими) интересов и удовлетворении потребностей. В том числе субъективных интересов, нужд и потребностей, обусловленных их страхами и верованиями.

Эта база эвентуальная именно потому, что она становится актуальной лишь только тогда, когда возникают все условия и обстоятельства, необходимые и достаточные для того, чтобы соответствующий избиратель проголосовал на выборах за соответствующую политическую организацию непосредственно или за выдвинутых ею кандидатов.

Из сказанного вполне ясно, что электоральная база политической организации, как правило, не совпадает с её «социальной базой» не только потому, что до достижения определённого возраста и выполнения иных условий, предусмотренных законом для соответствующего случая, индивидуумы не являются избирателями, имеющими право участвовать в соответствующих выборах. 

Помимо сказанного в предыдущем абзаце электоральная база необходимо и неизбежно отклоняется от «социальной базы» под воздействием множества факторов самого разного характера в большую или в меньшую сторону, во-первых, с большей или меньшей амплитудой отклонения в конкретных условиях очередных выборов, во-вторых.

Поскольку предметом настоящей статьи является оценка теоретически возможных сценариев участия избирателей в предстоящих выборах в ГосДуму РФ и результатов голосования, соответствующих каждому из теоретически рассмотренных сценариев, постольку возьмём среднее от 28-30 млн. — 29 млн. человек.

Это — 26,3% от числа избирателей, по данным ЦИК РФ по состоянию на 1.07.2021 включённых в списки избирателей, имеющих право участвовать в федеральных выборах и референдумах.

Из них, опять-таки по оценке автора, на начало августа эвентуальный электорат ЕР составлял не более 15 млн. человек; КПРФ — 6,5 млн.; ЛДПР — 5,0 млн.; СР-ЗП — 2,5 млн. человек.

Теоретически возможные сценарии участия избирателей в голосовании и их результаты.

Буквально вчера РИА «Новый день» опубликовало сообщение под названием «Чуда не будет: регионы получили задание по выборам в Госдуму», в котором со ссылкой на Телеграм-каналы и «информированные источники» утверждает, что «в регионы «спустили» целевые показатели голосования, выполнение которых будет учитываться при оценке работы региональных властей по итогам выборов в Госдуму».

«В целом по России явка должна составить не менее 55%, — сообщает РИА «Новый день». — «Единая Россия» должна [получить] не менее 53%, КПРФ и ЛДПР могут набрать по 12%, «Справедливая Россия – Патриоты – За правду» – 8%... остальные партии в Думу не проходят».

Так же вчера «Новая газета» опубликовала расследование под названием «Фокус-группа», в котором сообщила о том, что ««Новая газета» передала в ЦИК запись секретного тренинга, на котором решалось, кто и с каким результатом победит на выборах в Подмосковье: АУДИО».

Эти и аналогичные сообщения в СМИ и социальных сетях, а также опыт избирательных кампаний в РФ в течение последних двух десятилетий, как минимум, свидетельствуют о том, что указанный в сообщении РИА «Новый день» сценарий явки и официально объявленных результатов голосования высоко вероятен.

Именно поэтому этот практически вероятный сценарий вполне может быть использован в качестве «базового сценария» в нашей теоретической оценке теоретически вероятных сценариев участия избирателей в голосовании и результатов этого участия.

Допустим также, что эвентуальная электоральная база каждой из этих «системных партий» в дни голосования без существенных отклонений превратится в актуальную электоральную поддержку, то есть в фактическое количество поданных голосов.

Что это означает? И когда такое возможно?

Это означает, что все изменения электоральной принадлежности индивидуумов (переходы их из электоральной базы одной партии в электоральную базу другой партии), которые происходили и произойдут до того момента, когда избиратель поставит галочку в избирательном бюллетене, взаимно погасятся — примерно погасятся.

Возможно ли такое не только теоретически, но и практически? Возможно. 

А насколько вероятно?

Чем более тихо и незаметно для избирателей идёт и завершится предвыборная агитация, тем, при прочих равных условиях, более вероятно такое взаимное погашение.

В таком случае при явке, официально показанной ЦИК РФ равной 55%, согласно планам, опубликованным в сообщениях РИА «Новый день», «Новой газеты» и т.д., официально вполне могут быть объявлены следующие суммарные результаты по партспискам и одномандатным округам:

ЕР — 32,1 млн. (+17,1 млн., то есть более чем в 2 раза в сравнении с эвентуальной электоральной базой, ставшей, согласно нашему теоретическому допущению, фактическим результатом голосования);

КПРФ — 7,3 млн. (+0,8 млн. — разница с фактическим результатом голосования);

ЛДПР — 7,3 млн. (+2,3 млн., то есть почти в полтора раза больше фактического результата голосования);

СР-ПЗП — 4,8 млн. (+2,3 млн., то есть почти в 2 раза больше фактического результата голосования).

Все прочие политические партии и беспартийных «одномандатников» назовём «лишенцами», ибо их, в таком случае, избирательные комиссии лишат абсолютно большей части фактической электоральной поддержки, фактически оказанной им избирателями.

ЦИК РФ, если будет иметь место такой случай относительно электорального результата «лишенцев», официально объявит какие-то конкретные «цифры» в любой их «раскладке», суммарно не превышающей 5% от более чем 60 млн. явившихся для участия в голосовании избирателей, то есть не более 3,0 млн. избирателей.

Однако фактически за всех этих «лишенцев», в таком случае, будет подано ок. 22,5 млн. голосов (33,8% от числа участников голосования — одна треть), что в 1,5 раза больше, чем будет фактически подано за ЕР, но на четверть меньше, чем фактически подано голосов за все «системные партии».

При таких явке, официальных результатах и их соотношении с фактическими результатами голосования все разговоры о фальсификации результатов голосования окажутся в рамках прежних разговоров.

Разбираться по существу с бюллетенями для голосования, которые будут учтены в официальных итоговых протоколах, и с иными документами избирательных комиссий даже в отдельных одномандатных избирательных округах, как доказывает опыт, никому не позволят — «победителей не судят», а «кто не согласен, идите в суд»...

Результат всего этого, как правило, всем заведомо известен, а кто желает получить удовольствие от процесса — так это «на здоровье», хотя и «себе дороже».

Иными словами, скорее всего, выплеск массового возмущения на улицы, если таковой где-то в каком-либо масштабе случится, соответствующим публичным властям и находящимся в их распоряжении силам удастся «загасить здесь и сейчас».

Однако сдерживать нарастание выплеска массовых возмущений на улицы, вряд ли, получится больше, чем в течение месяца-полутора — динамика развёртывания экономического и социального краха в РФ сдерживать выплеск массового возмущения на улицы в течение большего срока, вряд ли, позволит.

Но в этих выплесках итоги прошедших «выборов» будут не более чем одним из множества факторов, обусловивших нарастание протеста народных масс и движущих его.

А что при прочих равных теоретических допущениях и предположениях будет в случае явки избирателей, равной, например, 75%? 

Теоретически предположим, что такая явка будет иметь место. И что тогда?

Тогда, коль «план» и его реализация останутся по существу неизменными (а они, скорее всего, неизменными и останутся — «режим» давно утратил «политическую гибкость», а агитационная кампания вряд ли резко станет громкой и т.д.), официально придётся объявлять следующие результаты:

ЕР — 43,8 млн. (+28,8 млн., что почти на 200% больше фактического результата голосования), то есть почти в 3 раза больше фактического результата голосования;

КПРФ — 6,4 млн., что почти соответствует фактического результата голосования;

ЛДПР — 6,4 млн. (+1,4 млн.), что лишь на четверть (чуть больше) больше фактического результата голосования;

СР-ПЗП — 4,3 млн. (+1,8 млн.), что в 1,7 раза больше фактического результата голосования.

На все прочие партии и т.д. в процентах будет показано примерно так же, как и при явке 55%, что в сумме не превысит 4,0 млн. человек — это ни о чём.

Однако фактически, согласно нашим теоретическим допущениям и предположениям, в этом случае за «лишенцев» проголосует 53,7 млн. человек — 65% от общего количества принявших участие в голосовании — каждые двое из трёх!

Вот эти результаты заболтать уже не удастся. Это может вызвать взрыв, который может оказаться похлеще Беларусского, произошедшего год назад. 

Ещё, конечно же, не факт, что в действительности окажется так, как это возможно теоретически. Но ведь оказаться-то может — достаточно высокую вероятность этого никто, даже в Кремле, исключать не может.

Впрочем, критичной будет уже явка в 63-67%. В таком случае за все «системные партии» и их кандидатов проголосует не более двух из пяти избирателей, принявших участие в голосовании, а вот трое из пяти — против них, то есть за «лишенцев».

А если «социальная база режима», что вполне вероятно, меньше той расчётной, которая ведь изначально по максимуму взята автором этой статьи, уменьшится ещё, и уменьшится в большей мере, чем статистическая погрешность в 3-5%, например до 19-20 млн. человек?

И если вместе с уменьшением «социальной базы режима» одновременно, хотя бы в той же самой пропорции, уменьшится актуальная электоральная база 4-х «системных партий», что тоже вполне вероятно, то тогда что?

В таком случае и явка в 60-65% от общей численности избирателей окажется критичной, пожалуй, настолько же, насколько критична оцениваемая сейчас явка в 75%, если даже не более критичной, чем наши теоретические оценки.

Но ведь и фактическая явка ок. 30-33% по существу даст такой же эффект, как явка в 65-70%. Ибо и в этом случае официально будет объявлена явка ок. 55-60% со всеми запланированными результатами, о которых идёт речь в цитированных сообщениях СМИ. 

А из этого следует, что в таком случае двое из трёх, имеющих право голоса, будут лично для себя знать, что они-то не голосовали вообще. И что, такое шило можно утаить в мешке? 

И как долго его удастся таить, если половина из этих не участвовавших в голосовании официально будут объявлены проголосовавшими? 

Ведь такие результаты в этом случае будут объявлены вопреки очевидности, как минимум, для одной трети, а точнее — для более чем двух третей населения РФ. Ибо за «системные партии» в этом случае будет подано не более четверти, в лучшем случае — до одной трети голосов всех избирателей, то есть тот максимум, который допускается действительно общественным мнением.

И этот факт, если он случится, тоже не может не стать очевиден для всех. А посему эта очевидность не может не распространиться по стране.

Но эксплицировать в публичном пространстве как публично признанный очевидным сам факт массового «бойкота голосования» сложнее — на это потребуется дополнительное время.

Заключение.

Однако в России, ещё раз подчеркнём это, социальные и политические процессы непредсказуемы, в том числе и потому, что нет достоверных данных не только о структуре политических сил и динамике каждой из них, но и о действительных настроениях народных масс. 

Более этого, в РФ, впрочем, как и во всех других странах мiра, нет даже ни инструмента, пригодного для хотя бы приблизительного получения и «соизмерения» объективных данных, ни специалистов, способных применять такие инструменты, если они вдруг уже произведены.

Как будет тогда, когда голосование завершится, и его результаты будут объявлены официально, и какие результаты будут объявлены официально — этого сейчас никто предсказать не может.

Но пилить сук, на котором сидишь, и который только и удерживает тебя ещё в твоём социальном качестве, — по меньшей мере, не разумно.

Однако «машина заведена, и её уже не остановить» (киноэпопея «Освобождение», фильм 3-ий «Огненная дуга») — значит, в России будет то, что уже социально, экономически, идеологически, политически и институционально созрело в ней, но пока ещё не явило себя воочию, а потому и непременно явит, ибо не явить себя уже не может.

Error

Comments allowed for friends only

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened