vasiliev_vladim

Categories:

Когда «верхами» в России прекращена политика «военного коммунизма»?

https://cont.ws/uploads/pic/2020/7/s1200%2002.png
https://cont.ws/uploads/pic/2020/7/s1200%2002.png

Политика «военного коммунизма» определена как абсолютно утопическая практическая попытка перепрыгнуть сразу во вторую фазу развития коммунистического общества из начальной фазы развития буржуазного общества в стране, далеко ещё не завершившей переход к собственно буржуазному способу производства своей жизни.

Показано, что материальной и организационной основой политики «военного коммунизма» является развёрстка (продовольственная и промтоварная), в своём логически завершённом виде наиболее полно осуществленная в СССР как бюрократическая (исполнительная власть) практика тотального государственного планирования и исполнения государственных планов.

Кратко обоснована невозможность упразднения социального и политического неравенства, эксплуатации человека человеком и всей экономической общественной формации, а равно и создания коммунистического общества никакими атаками на капитал — ни кавалерийскими, ни атомными, ни любыми иными ещё.

Резюмировано место и роль России в осуществлении обеих — негативной (разрушительной) и позитивной (созидательной) — фаз пролетарской социальной революции.

Прежде всего, обратим внимание на то, что публицистические статьи и речи Ульянова (Ленина), в которых он «оправдывает» распределение «поровну», написаны или произнесены на злобу дня в период Гражданской войны и иностранной военной интервенции, во-первых. И, во-вторых, все они относятся к периоду, предшествовавшему «коренной перемене всей точки зрения нашей на социализм».

То есть эти работы всецело обусловлены практическими потребностями РСФСР, которая, будучи «осаждённой крепостью», должна было стать и быть «единым военным лагерем», дабы не погибнуть. Вся политика РСДРП(б) этого периода получила название политики «военного коммунизма».

Но в РСФСР того периода какие органы были главными администраторами исполнения соответствующих решений высших органов РСДРП(б) и Советов?

Таких органов было два — Совнарком во главе с его председателем и Реввоенсовет во главе с Л.Д. Бронштейном (Троцким). И был ещё один, третий, орган — ВСНХ, который административно и хозяйственно «координировал» (в действительности — «балансировал») административно-хозяйственную практику, направляемую соответственно Совнаркомом и Реввоенсоветом.

А кто был автором и инициатором политики «военного коммунизма» — неужели Ульянов (Ленин)?

Нет, совсем не Ильич.

Автором и инициатором политики «военного коммунизма» считается Иехиэл-Михаэл Залманович Лурье (псевдоним — Юрий Ларин) — родственник (тесть вроде бы, если мною не запамятовано) «теоретика партии» Н.И. Бухарина.

Этот самый Лурье (Ларин) в 1917-ом прибыл в Россию вместе с Л.Д. Бронштейном (Троцким) в составе его (Троцкого) свиты и с 1917 по 1921 был неизменным членом президиума ВСНХ, став одним из создателей Госплана, а с ноября 1921 года он является членом президиума Госплана.

Политически Ульянов (Ленин) окончательно «размежевался» с этим Лурье (Лариным) на рубеже 1921-1922 годов после того, как Лурье (Ларин) в среде партийного руководства высшего и среднего звена выступил с критикой НЭПа и самого Ильича не только за НЭП, но и за... политику «военного коммунизма». Вообще именно Лурье одним из первых начал критиковать Ильича за политику «военного коммунизма».

Этой политической и идеологической борьбой внутри РСДРП(б)-РКП(б) и связанными с нею «дискуссиями» создавалась и насаждалась, и в итоге была создана и насаждена, будучи «на века» закреплена выступлениями и работами Джугашвили (Сталина), кажимость, будто бы именно Ульянов (Ленин) — это и есть автор и теоретик всей политики «военного коммунизма».

Но что лежало в основе политики «военного коммунизма» материально и организационно?

И материально, и организационно политика «военного коммунизма» основывалась на развёрстке — не только на продовольственной развёрстке, но и на развёрстке промышленной продукции (товаров) тоже.

Кстати говоря, планы продовольственной развёрстки и администрирования её осуществлением (организация развёрстки) разработало правительство Николая II — уже к лету-осени 1916-го года они были готовы, и даже были начаты работы по их практической реализации. А уж планы промышленной и мобилизационно-кадровой развёрстки всегда лежали в основании всей системы материально-технического и кадрового обеспечения царской армии.

Так вот с тех пор в РСФСР-СССР, кроме краткого периода НЭПа и Перестройки, политика «военного коммунизма» осуществлялась всегда.

Ведь что такое Госплан, если не орган планирования, учёта и координации развёрстки, осуществляемой тотально? Госплан — это и есть главный рабочий орган тотальной развёрстки.

Почему крестьян согнали в колхозы (идея колхозов сформулирована и теоретически обоснована всё тем же Лурье-Лариным в 1924-1925-ом годах)?

Колхозы — наиболее удобная, веками отработанная, доведённая до своего полного логического завершения, а посему и ставшая наиболее оптимальной для всей практики разработки и исполнения Госплана форма продовольственной и трудовой развёрстки среди крестьян = исполнения государственного тягла крепостными (не только «частными», но и государственными) крестьянами. Форма продовольственной и трудовой развёрстки среди крестьян, которая в разных своих моментах веками отрабатывалась в России не только в имениях дворян, но и практикой функционирования «псевдо-общинных» форм круговой поруки крестьян в пределах «губ», «волостей» и т.д.

А чем было предприятие (учреждение) в СССР, если не тем же колхозом, только идеологически и юридически несколько модифицированным,  но в иных, нежели сельское хозяйство, видах и отраслях производства общественных индивидов?

Институт прописки, вкруговую завязанный на жильё-предприятие-работу, вместе с институтом тотального государственного преследования за тунеядство и бродяжничество давали тот же самый эффект крепостного права.

Система ГУЛага вкупе с идеологией и практикой «ударных строек» обеспечивала необходимые оперативные мобилизации и массированное применение преимущественно «даровой» рабсилы. Для чего? 

Для выполнения государственного тягла там и тогда, где и когда это требовалось действительным хозяевам всех этих крепостных, именуемых гражданами СССР, но в необходимом количестве и сроки это тягло не могло быть выполнено уже существующими на соответствующих территориях предприятиями и колхозами.

Регулярные оперативные мобилизации и массированное применение преимущественно «даровой» рабсилы — обычная практика в рамках азиатского способа производства, характерного для Восточных Деспотий на протяжении всей истории их существования.

В действительности, что председатель колхоза, что директор предприятия (учреждения) в СССР — это управляющий имением, фактически определённый и даже формально утверждённый лицами, уполномоченными на то реальным хозяином этого имения.

Только «косыгинская реформа» 1965-1969 годов, совсем не полагая этого ни в качестве своей официальной, ни в качестве чаемой цели, в действительности начала трансформацию политики «военного коммунизма» как бы назад — к НЭПу и далее — к «свободной рыночной экономике» (и назад, и вперёд одновременно, как бы исключая «эксцессы ленинского и сталинского периодов»).

Но чем дальше, тем больше, самая эта «трансформация политики военного коммунизма» неизбежно принимала неустранимый характер «гибридности», субъективно определяемой и практически полагаемой как возвращение назад, должное стать прорывом вперёд. «Покажите мне такую страну, …где назад означает вперед, и наоборот» (И. Тальков).

В действительности «косыгинские реформы» и всё последующее стало «трансформацией политики военного коммунизма вперёд» — к «Перестройке», если смотреть в ближайшем приближении, а в реальности — ко всему тому, что является неотъемлемыми моментами всей этой Большой Перестройки 1965-го — 2021-го годов, произошедшей в России. 

Политика «военного коммунизма» — это и есть «кавалерийская атака на капитал» в самом точном смысле этих слов, если под капиталом понимать то, что он есть — буржуазное общество, буржуазный способ производства, технически основанный на машинном производстве (технический базис). И если под «кавалерией» понимать то, что она есть — добуржуазное общество, добуржуазный способ производства, основанный на предшествующем машинному производству техническом базисе (мускульная сила животных и обесчеловеченного = низведённого до состояния животного человека).

Буржуазное общество не упразднить даже «атомной атакой на капитал», а, тем более, не упразднить буржуазное общество никакой «кавалерийской атакой на капитал».

И не упразднить буржуазное общество любой из этих атак и всеми ими вместе взятыми не столько потому, что отнюдь не развитием технического базиса (производительных сил) упраздняется буржуазное общество.

Буржуазное общество упраздняется только пролетарской социальной революцией —  радикальным социальным переворотом = социальным переворотом не просто во всём производстве общественных индивидов, но в самой общественной природе человека.

Действительно радикальным, ибо поистине беспрецедентным, социальным переворотом, осуществляемым в форме революционной диктатуры пролетариата (подлинной Советской власти) и осуществляющим диалектическое отрицание со снятием и возвышением (aufheben) во всём ансамбле производственных отношений и в практическом отношении к человеку, лежащем в основании всего этого ансамбля производственных отношений, прежде всего.

Еще и потому, следовательно, не упразднить буржуазное общество атакой на капитал, что атака на капитал — это политическое действие, политическое средство и политическая (надстроечная) форма. А #пролетарская_социальная_революция совершается во всём ансамбле производственных отношений, во всей человеческой природе.

Это не только радикальный социальный переворот и т.д. в самом базисе, диалектически отрицающий, снимающий старый базис и создающий вместо старого новый базис, возвышающийся над старым. Это также и радикальный социальный переворот во всём материальном и идеальном. Он диалектически отрицает и снимает самоотчуждение человека от своей человеческой природы, отчуждение самой жизни человека в форме труда и отчуждение продуктов этого труда, полагая всецелое присвоение индивидуумами своей человеческой природы, развитие индивидуумов вне кем бы то ни было извне полагаемых пределов.

Это такой #радикальный_социальный_переворот во всём базисе и во всей надстройке, который, производя качественно новое производство общественных индивидов, этим производством нового качества жизни человека уже не как животного, но как человека непосредственно, упраздняет экономическую общественную формацию, экономику, политику и идеологию как таковые, а равно и отчуждение и самоотчуждение человека.

Чем в меньшей мере упразднено порабощающее человека разделение труда, чем в меньшей мере каждый вид профессионального труда, в отличие об абстрактного труда (всякий конкретный труд сводится к абстрактному посредством производственных отношений товарного обмена и товарного производства), ещё не стал непосредственно всеобщим трудом,

тем в большей мере равное количество отработанных рабочих часов создаёт разное количество стоимости (и меновой, и потребительной стоимости), или, что есть то же самое,

тем в большей мере различается количество абстрактного общественно необходимого труда, содержащегося в каждом из видов конкретного труда, овеществлённого в том или ином конкретном товаре, не говоря уже об индивидуальных количественных отклонениях от абстрактного общественно необходимого труда.

А вот распределение «поровну» — это уже равное по количеству и качеству распределение жизненных средств независимо от количества и качества выполненного труда. Это — совсем иное распределение, причём прямо противоположное распределению жизненных средств, основанному на равной оплате за равный по количеству и качеству труд.

Чем в большей мере всякий конкретный и индивидуальный труд уже стал трудом всеобщим, тем в большей мере «равная оплата за равный труд» становится тождественной «равной оплате за равное количество отработанных часов» — тем в большей мере «равная оплата за равный труд» становится тождественной распределению жизненных средств «поровну».

Распределение «поровну», следовательно, есть отнюдь не исходный, но исключительно и только «конечный» пункт развития производительной силы человека, когда не только необратимо упразднено всякое, порабощающее человека, разделение труда. Но когда также и сам человек уже вернулся к самому себе, упразднив полностью и необратимо самоотчуждение от своей человеческой сущности, отчуждение своей жизнедеятельности в форме труда и отчуждения продуктов труда.

В действительности распределение «поровну» невозможно вплоть до необратимого вступления человека во вторую фазу коммунистического способа производства своей жизни, самого себя — производства человека как человека.

Политика «военного коммунизма» — это и есть абсолютно утопическая попытка из начальной фазы развития буржуазного общества, далеко не завершившей ещё переход к собственно буржуазному способу производства, перепрыгнуть сразу во вторую фазу коммунистического способа производства.

Ближайшим практически-политическим и идеологическим выражением этой попытки, а равно и результатом политики «военного коммунизма» необходимо, неизбежно и неотвратимо является то, что Маркс назвал «грубым коммунизмом» — торжество всей гнусности частной собственности, осуществляющееся посредством тех, кто ещё не дорос до частной собственности.

А вот конечным практически-политическим и идеологическим выражением этой попытки, а равно и результатом политики «военного коммунизма» необходимо, неизбежно и неотвратимо является практическое осуществление логического завершения первой — негативной, разрушительной — фазы пролетарской социальной революции.

Первая фаза пролетарской социальной революции, о которой писал Маркс в «Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта» и других своих работах, отнюдь не сводится исключительно и только к разрушению политического государства самой буржуазией посредством разрушения представительной и судебной власти, а равно и «разделения властей», осуществляемому исполнительной властью, и саморазрушения самой исполнительной власти.

Первая фаза пролетарской социальной революции есть фаза разрушения буржуазией (под классовым руководством буржуазии) государства как такового – не только политического государства и духовного государства, но и материального государства, ставшего глобальным материальным государством.

Эта первая — негативная — фаза пролетарской социальной революции осуществляется глобально, и осуществляется в форме глобальной диктатуры финансового капитала, становящегося и в первой половине 20-го века ставшего всеобщей формой капитала.

И именно с этой, подлинно научной, точки зрения Россия (в форме СССР и СНГ) была не только объектом, на котором финансовым капиталом поставлен один из крупнейших натурных экспериментов установления и осуществления диктатуры финансового капитала в её (диктатуры) самой непосредственной тотальной форме.

Россия, хотя и абсолютно независимо от сознания и воли действительных членов глобальной корпорации персонификаторов финансового капитала, именно вследствие реализации воли и сознания этих же самых действительных членов была и остаётся авангардом разрушения государства как такового, логически завершая всю первую фазу пролетарской социальной революции.

Этим самым именно пролетарские и полупролетарские массы коренных народов России на протяжении последнего столетия фактически выполняли и выполняют также и общечеловеческую функцию исторического авангарда перехода человечества от первой фазы пролетарской социальной революции к её второй — созидательной — фазе.

Error

Comments allowed for friends only

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened