vasiliev_vladim

Category:

Существует ли коммунизм как категория?

https://allyslide.com/thumbs/ffb91a73d67ce4f2f7c3dc53339877b7/img4.jpg
https://allyslide.com/thumbs/ffb91a73d67ce4f2f7c3dc53339877b7/img4.jpg

Показано, что утверждение Ульянова (Ленина) о существовании государства также и в первой фазе коммунистического общества, обусловлено не только непререкаемым авторитетом теоретических работ Энгельса и Каутского в среде «революционных социалистов» конца 19-го — начала 20-го века, но и всей совокупностью субъективных факторов уже совершавшейся в России политической революции.

Кратко охарактеризованы следствия доводимого до полного завершения самоотчуждения человека от своей человеческой сущности (природы), обусловливающие «ограбление жизненного мiра» и «фрагментацию сознания» всех общественных индивидов и выражающиеся в утрате способности к полному овладению и владению любым предметом, деградации системы управления буржуазным обществом.

В части, необходимой для понимания действительного содержания и существа вопроса о том, существует ли категория «коммунизм», резюмировано определение категории, отношений и связей не только между разными категориями, но и между общественными формами мышления и бытия.

Тезисами резюмирована действительная суть и содержание вопроса о том, существует ли категория «коммунизм».

Что «пригрезилось» Ульянову (Ленину) летом 1917-го и пригрезилось ли?

Блоггер yury_korn в комментарии к статье «Адекватна ли современная наука?» утверждает, что над автором этой статьи «груз советского «марксизма-ленинизма» тоже тяготеет неподъемно, иначе вы бы не говорили о какой-то «первой фазе коммунизма», которой в марксизме как категории нет вообще, а в ленинизме она появилась якобы из марксизма, из-за того, что Ленин, читая «Критику готской программы» разбирался с какими-то своими тараканам, а не с предметом статьи (конкретно, — ему пригрезилось будто Маркс обещает «государственность» при коммунизме, хотя тот говорил только о том, что к вопросу о ней надо подходить научно (из ленинского конспекта статьи, который я теперь затрудняюсь найти в ПСС))».

Сначала скажем об авторстве выражения «#первая_фаза_коммуниcтического_общества» и о том, пригрезилось ли что и почему Ульянову (Ленину).

Вот это, случаем, не Марксом ли написано: «Но эти недостатки неизбежны в первой фазе коммунистического общества, в том его виде, как оно выходит после долгих мук родов из капиталистического общества. ...На высшей фазе коммунистического общества, после того как исчезнет порабощающее человека подчинение его разделению труда; когда исчезнет вместе с этим противоположность умственного и физического труда...»? 

Это написано Марксом не где-либо ещё, но в «Замечаниях к программе Германской рабочей партии», именуемых «Критикой Готской программы», то есть по поводу и в целях исправления теоретических ошибок в программном документе рабочей партии. И это доступно каждому, умеющему читать, на с. 19-20 тома 19-го во 2-ом издании Собрания сочинений Маркса и Энгельса.

Ульянову (Ленину) в V-ой главе «Государства и революции» («Экономические основы отмирания государства»), написанной в течение августа-сентября 1917-го года, отнюдь не «пригрезилось, будто #Маркс обещает «государственность» в первой фазе коммунизма».

#Ульянов_Ленин вывел свой вывод не из работ Маркса, но из работ Энгельса («отмирание государства» обосновано Энгельсом) и отчасти — из работ Каутского. Обильное цитирование написанного Энгельсом занимает большую часть «Государства и революции», во-первых. 

Но, во-вторых, более существенным для Ульянова (Ленина) было даже не толкование Энгельсом учения Маркса «о государстве и коммунизме», а верование абсолютного большинства авторитетных в то время «марксистов» не столько в составе руководства II-го Интернационала (с этими он особенно не церемонился), сколько в составе «Циммервальдской левой» вообще и в составе руководства (ЦК и губернские организации) РСДРП(б), в особенности.

Ульянов (Ленин) теоретиком не был никогда — к теории он обращался в сугубо практических целях политической (в том числе идеологической) борьбы и, особенно, в целях разработки и практического осуществления (производства) социальной технологии (включая стратегию и тактику) революционного действия в исторически конкретных общественных условиях.

И каков с точки зрения перспектив практического революционного действия был бы эффект не просто заявления, но публикации Ульяновым (Лениным) брошюры с теоретическим обоснованием абсолютно нового для руководства РСДРП(б) и для «Циммервальдской левой» толкованием «учения марксизма о государстве и революции», опровергающим то, во что веровали адресаты этой публикации аки в истину в последней инстанции?

Для более-менее хорошо знакомых из них с трудами классиков «отмирание государства» с точки зрения практического революционного действия было ещё очень и очень далеко — в весьма туманной исторической дали, о которой тогда вообще никто из «революционных социалистов» не думал как о чём-то практически значимом.

Однако в составе движущих сил уже идущей в России политической революции в тот период доминировали совсем не «революционные социалисты» и не только «социалисты», но и анархисты.

В их среде были широко распространены как представления о невозможности (преждевременности) взятия государственной власти революционными массами под руководством «революционных социалистов», так и представления о ненужности этого вообще за ненужностью государства.

И эти представления были распространены не только среди анархистов по их формальной партийной принадлежности, но и среди «революционных социалистов», бывших сторонниками самой радикальной формы «отмирания государства», отождествляющей их с анархистами политически с точки зрения цели революционной практики.

Иными словами говоря, в ядре, в авангарде движущих сил уже идущей в России политической революции была идеологическая и политическая #Смута, без преодоления которой и речи быть не могло ни о какой борьбе и, тем более, ни о каком предотвращении грозящей России социальной (экономической и политической, в том числе) катастрофы.

«Грозящая катастрофа и как с ней бороться» написана Ульяновым (Лениным) так же в сентябре 1917-го, будучи неразрывно связанной с «Государством и революцией» в политически и идеологически единое целое.

Так что с политическими и идеологическими мотивами, побудившими Ульянова (Ленина) написать и опубликовать «Государство и революцию» в том виде и с теми теоретическими представлениями, в каком и с какими она была написана и опубликована, разумному исследователю всё понятно, а всем прочим никогда не будет понятно, сколько ни объясняй и ни разжёвывай.

Вообще необходимым условием, а равно и предпосылкой понимания хоть этой брошюры Ульянова (Ленина), хоть любой другой его публикации, а равно и любого из произведений Маркса, является полное #владение_предметом соответствующего произведения, который (предмет) без всего контекста и вне всего контекста производства общественных индивидов не существует.

Владение предметом брошюры (произведения) предполагает «энциклопедичность», #целостность_сознания соответствующего индивидуума. 

Однако вся система буржуазного воспроизводства и производства сознания индивидуумов изначально «заточена» на разрушение целостности, «энциклопедичности».

Разрушение целостности сознания индивидуумов — это закономерное следствие углубления общественного разделения труда и процесса профессиональной идиотизации общественных индивидов в буржуазном обществе по мере его продвижения к своему закономерному историческому финалу.

«Ограбление жизненного мiра» индивидуумов, «#фрагментация_сознания » и засилье «экспертных культур», которые как свершившийся социальный факт констатировал Юрген Хабермас, суть закономерный процесс развития буржуазного общества, который, чем ближе к настоящему, тем в большей мере обусловливает невозможность полного владения любым предметом для абсолютного большинства носителей буржуазного сознания.

Это — доведение процесса самоотчуждения человека от своей родовой (человеческой) сущности (природы) до его (этого процесса) полного завершения, что иными словами выражается как закономерное превращение каждого общественного индивида в предельно частичного, предельно одностороннего человека.

И это закономерное повышение меры частичности, односторонности индивидуума происходит, ибо не может не происходить в силу общественной формы производства им своей жизни, самого себя, вместо присвоения и осуществления им всей своей человеческой природы во всей её целостности и полноте вне кем бы то ни было извне полагаемых пределов.

Попутно заметим, что этим же самым доведением до предела частичности индивидуумов обусловлена также и #закономерная_деградация всей системы управления буржуазным обществом и по всем вертикалям, и по всем горизонталям, и по всем диагоналям.

Эта закономерная деградация буржуазных систем управления в последние полторы сотни лет как раз и проявляется как прогрессирующий процесс разрушения всей исполнительной (институциональной) власти над производством общественных индивидов.

Вот теперь только пришла очередь и для рассмотрения утверждения блоггера yury_korn о том, что «в марксизме нет категории», именуемой «первая фаза коммунизма».

Категории общественного бытия и сознания.

Если «#коммунистическое_общество » (Маркс в данном случае писал о коммунизме именно как об обществе, об общественной формации, а не как о категории мышления, сознания) как категория не существует, то и вопрос о его «первой фазе» абсолютно неуместен.

Но если категория «коммунистическое общество» существует, то тогда существуют и всего его «фазы» или «прогрессивные эпохи» развития, как бы они ни были названы — фазами, эпохами или ступенями развития.

Итак, #категория «коммунистическое общество», «коммунистическая общественная формация» могла ли быть до сих пор? Не вообще может ли она быть, а может ли она быть до возникновения самого коммунистического общества, коммунистической общественной формации?

Скажем так для начала: #категория — это объективная мыслительная форма или, иначе, #объективная_форма_мышления, согласно тому, как понимал это сам Маркс (см. рукописи 1857-1858 годов).

Объективная форма — значит форма, не зависящая от сознания и воли индивидуумов, но определяющая их сознание и волю вообще и их мышление, в особенности.

Так вот, спрашивается: может ли не зависящая от сознания (мышления) и воли форма мышления (шире – форма сознания = форма знания), определяющая это самое знание, мышление и волю, возникнуть ещё до возникновения той действительности, выражением которой она является, то есть в отсутствие действительности?

Иными словами, спрашивается: может ли #коммунизм как #форма_мышления и знания не просто возникнуть до возникновения коммунистического общества, но стать такой формой мышления и знания, которая определяет мышление, сознание и волю индивидуумов?

Определяет их сознание и волю независимо от того, осознают они это или нет, адекватно или неадекватно осознают и в какой мере осознают, хотят они этого или не хотят.

Но что значит выражение «определяет сознание и волю независимо от того, осознаёт ли и в какой мере, насколько адекватно осознаёт это сознание, желает (хочет) оно того или нет»?

Это значит — является объективной реальностью для общественных индивидов, производящих самоё свою жизнь в форме соответствующего общества.

В отношении объективной формы мышления это значит, что она (эта конкретная объективная форма мышления) не есть вся #объективная_реальность в её целом, но есть существенный органический момент, неотъемлемый атрибут этой объективной реальности.

Но надо только не забывать, во-первых, о том, что категории так же, как и #понятия_логики, имеют свою «классификацию», подразделяясь на родовые, видовые и подвидовые категории. 

Но это #подразделение_категорий не есть подразделение логическое = мысленное только; оно обусловлено структурой категорий, которая в свою очередь, есть следствие и выражение структуры общественных отношений, которые выражаются соответствующими категориями, отношениями и связями между ними, то есть структурой. 

Нужен пример?

Стоимость — капитал — необходимая и прибавочная стоимость — превращённые формы стоимости и превращённые формы прибавочной стоимости.

Но стоимость есть экономическое отношение, которое суть производное производственное отношение. 

И т.д., сказанного вполне достаточно для понимания «классификации» и структуры категорий.

Каждая видовая категория, во-вторых, определена своей родовой категорией точно так же, как и всякий момент и элемент системы определён системой, то есть органически и неотъемлемо присущим этому моменту или элементу системным качеством.

Категория общественной формации — родовая категория по отношению к трём общественным формациям — архаической, экономической и коммунистической общественной формации.

Но и каждая из этих трёх видовых категорий общественной формации, в свою очередь, есть родовая категория по отношению ко всем без исключения категориям (органическим моментам) самоё себя. Поэтому были категории архаического общества, есть категории буржуазного общества, и есть категории коммунистического общества.

Но не надо забывать также и о том, что, в-третьих, #категория — это совсем не #понятие, то есть категория — это отнюдь не результат абстрагирования и только абстрагирования = не результат мышления и только мышления.

Исторически развитая, достигшая ступени развитой органической целостности, #категория есть целостный ансамбль всех чувственных и абстрактных определенностей (форм) соответствующего органического момента общественных отношений, существующих независимо от сознания и воли общественных индивидов, определяющих их сознание и волю, не только данных им посредством их (общественных индивидов) восприятия и мышления, но и действительно существующих как общественные отношения, выражением которых является данная категория.

Поэтому #совокупность_всех_категорий — это тот и такой органический момент объективной реальности, её неотъемлемый атрибут, который собственно и определяет всё восприятие и мышление, то есть определяет всё сознание общественных индивидов – всю их объективную реальность.

В этом отношении совокупность всех категорий как раз и есть те самые «очки», чрез которые (посредством которых и никак иначе) видит, слышит, ощущает, чувствует и мыслит индивидуум всю свою объективную реальность и вне себя, и внутри себя.

Действительная суть вопроса о существовании категории «коммунизм».

Поэтому вопросами о том, может ли возникнуть и быть категория «коммунистическое общество» ещё до возникновения той действительности, выражением которой она является, поставлен фундаментальный, ключевой вопрос не только о производстве качественно новой объективной реальности, определяющей сознание и волю людей, но и о производстве качественно нового человека (общества).

Качественно новая объективная реальность — это в точном смысле другой, иной мiр, иное восприятие, чувствование и мышление, это — иное сознание в целом, равно как и иной способ данности действительности сознанию индивидуумов, и иная действительность.

Иными словами, эти вопросы суть вопросы о способе, движущих силах и внутренних закономерностях исторической подготовки и действительного совершения социальной революции перехода от экономической к коммунистической общественной формации. Да и вообще всякой социальной революции, порождающей (производящей) качественно новый социум, например, Новый Запад и буржуазное общество в его глобальном целом.

Все эти вопросы, в конечном итоге, сводятся к вопросу о диалектике субъективного и объективного.

А этот вопрос, в свою очередь, является также и вопросом о подвижной сущности социальной формы материи, её историческом становлении и развитии, которое есть процессирование идеального и материального в их неразрывном диалектическом единстве и превращении одного в другое.

В адекватном ответе на эти вопросы кроется также и разгадка того, почему действительным вероисповеданием, присущим одной исторически конкретной конфессии, становится только вполне определённое #вероучение. И почему оно становится таковым не в своём первоначальном виде, а в ином — нередко вплоть до противоположности отличающемся — виде, и, следовательно, не в полном объёме, а лишь в определённой своей части, подменившей целое и ставшей целым вместо целого.

В равной мере это также и разгадка того, почему разные #особые_народы, формально принадлежа вроде бы к одной и той же конфессии, в действительности различаются своими вероисповеданиями, хотя принятое ими вероучение [догматика (квинтэссенция вероучительного мифа) — богослужебный ритуал — «табу» (система институтов)] вроде бы одно и то же.

И наоборот — почему некая совокупность людей (существовавших прежде племён и их осколков) становится особым народом, то есть превращается в особый народ, а другая совокупность — нет, и никогда не сможет стать одним особым народом, хотя и может создать свою нацию — своё национальное политическое государство.

Исторических примеров последнему можно привести множество, особенно связанных с разными вплоть до противоположности историческими последствиями завоевания разных стран (Китая, Индии, Среднего Востока, Ближнего Востока и Севера Африки, России, Западной Европы, например) одними и теми же организованными совокупностями племён под руководством одних и тех же верхов этих завоевателей.

Однако сами по себе эти исторические примеры ничего не объясняют, но как раз и требуют адекватного объяснения, которого пока что никто не дал, если не принимать в расчёт опубликованное автором настоящей статьи.

Так вот в зависимости от того, как некто ответит и ответит ли вообще на вопрос о возможности возникновения категории до возникновения той действительности, выражением которой является эта категория, вполне можно судить о том, усвоил (присвоил) ли этот некто учение Маркса адекватно или нет, во-первых.

И, стало быть, годится ли этот некто хоть в какой-либо мере быть адекватным оценщиком теоретической новизны и значимости того, что теоретически произведено и опубликовано автором этой статьи, во-вторых.

Error

Comments allowed for friends only

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened