vasiliev_vladim

Categories:

О природе, содержании и логике госпереворотов в России в 20-ом веке

Впервые кратко резюмирована общественная природа, характер, логическая последовательность и закономерность государственных переворотов в России, посредством которых в России господствующим над ней общественным организмом-паразитом осуществлялась буржуазная социальная «революция сверху».

Буржуазное по своей общественной природе и характеру общественное сознание и в России (включая СССР), и вне России «очевидной истиной» уже более века воспринимает утверждение о том, что первая #буржуазная_революция_в_России произошла в феврале 1917-го года.

Но о какой буржуазной революции сказывается это утверждение — о социальной революции или о политической революции буржуазии? И к чему, к какому общественному акту (событию) сводится этим утверждением революция?

В действительности речь идёт исключительно и только о буржуазной политической революции (#политическая_революция ), во-первых, которая всецело сводится к государственному перевороту (#государственный_переворот ), посредством которого государственная власть институционально перешла в руки институционального органа, контролируемого определённой частью буржуазии России как национального отряда всемiрного общественного класса буржуазии, во-вторых.

Буржуазная социальная революция в форме Второй Великой Смуты в России.

Буржуазная #социальная_революция в России в действительности, как это характерно для всех стран Нового Востока (а Россия — это Новый Восток, однако не собственно Новый Восток, а Новый Восток в составе Нового Запада) начата как «революция сверху» — «либеральными реформами» (#либеральные_реформы ) Александра II-го.

И начата эта буржуазная социальная революция в России практически одновременно с началом буржуазной социальной революции в Японии («#революция_Мэйдзи » или «модернизация Мэйдзи»), во-первых, и практически одновременно с политическим объединением Германии под руководством Бисмарка (#Второй_Рейх ), создавшим общественные условия, необходимые для бурного индустриального развития капитализма в Германии и во всей континентальной Европе, во-вторых.

Но одновременно с «либеральными реформами» в России, созданием II-го Германского Рейха и Великой (Долгой) Депрессией в Европе #США в результате Гражданской войны и всеобщего акционирования (= утверждения высшей формы капиталистического кредита как высшей формы институциональной организации накопления и процессирования капитала) превращаются в наиболее развитое буржуазное государство с самым передовым капиталистическим производством.

Превращение Нью-Йорка вместо Лондона в центр глобальной капиталистической экономики и, следовательно, создания Pax Americana вместо Pax Britannica стало теперь актуальной задачей всемiрной истории и, стало быть, — лишь вопросом времени. И это — в-третьих.

Тем временем во Франции вызревает и в 1871-ом году впервые в истории возникает прообраз революционной диктатуры пролетариата — #Парижская_Коммуна .

Всё это вместе с последовавшими за разгромом Парижской Коммуны Великим Европейским крахом (1873) и Великой (Долгой) Депрессией (1873-1896) знаменует собой начало процесса вступления человечества в эпоху перехода от предыстории в подлинную историю человека как человека.

А именно всё это знаменует собой неотвратимое развёртывание процесса превращения всего общественного капитала во всеобщий финансовый капитал с неизбежным и неотвратимым замещением всеобщего обмена товаров (товарно-денежных отношений) всеобщим производством и распределением товаров под видом товарно-денежного обмена, как этот обмен и вместо этого обмена.

И весь этот исторический процесс есть не что иное, кроме как исторический процесс возникновения необходимых общественных условий и предпосылок всеобщей (всемiрной, ибо никакой другой она быть не может) пролетарской социальной революции, в-четвёртых.

В то же время Россия, в отличие и от Японии, и от Германии, не говоря уже о Франции, США или Британии, не была одним производственным общественным организмом, то есть не была одним обычным только становящимся или уже возникшим национальным государством.

Россия как была, так и продолжала оставаться государством-химерой, в котором общественный организм-паразит господствует и кормится (паразитирует) на совокупности эксплуатируемых и угнетаемых им кормящих его общественных организмов.

А посему начало и развёртывание буржуазной социальной революции в России необходимо, неизбежно и неотвратимо порождало (производило) Смуту —  Вторую Великую Смуту (#Вторая_Великая_Смута ) в истории России.

Первой Великой Смутой Россия как таковая, то есть как романская Россия, была конституирована. Второй Великой Смутой её историческое бытие в качестве самой себя (как таковой = и как романской России, и как государства-химеры) необходимо, неизбежно и неотвратимо должно было быть прекращено.

Это ещё раз подчёркивает синхронность Великих Смут в России с радикальными изменениями Мiрового порядка (#Мiровой_порядок ) вообще и соответствующего существующего Старого или уже возникшего вместо Старого и существующего теперь Нового Мiрового порядка, в том числе. Но сейчас речь не совсем об этом, а о логике буржуазной социальной революции в России.

Государственные перевороты как моменты политической революции в России.

Первый успешный буржуазный государственный переворот в России произошёл в феврале 1917 года.

Целью патриотически настроенной буржуазии России в этом перевороте было создать политические и институциональные условия, необходимые для завершения буржуазной политической революции в России.

Но в чём конкретно должно выразиться это завершение буржуазной политической революции, в какое политическое устройство и в какой конституционной форме эта новая (чаемая) буржуазная Россия должна была оформиться, кроме того, что она должна наконец-таки стать органическим членом Запада, — идеологи и политические вожди этой части буржуазии России не представляли.

Всё должно было решить Учредительное собрание, а что оно должно решить конкретно, каково конкретное содержание должно быть у решений этого Учредительного собрания — внутриклассового согласия по этим вопросам даже и в намёках не наблюдалось. 

Не просто раскол всеобщий, но всеобщий разброд и шатания — вот действительное состояние патриотически настроенных «буржуазно-демократических», включая в них «социал-демократические», и «буржуазно-монархических» групп и группировок в России тех лет.

Целью компрадорской и коллаборационистской буржуазии России, по преимуществу инициировавшей и совершившей этот государственный переворот, вдохновляемый Лондоном и отчасти Парижем и Берлином, была ликвидация России и как империи, и как единого государства вообще, а равно и превращение её осколков в колонии и неоколонии.

Неоколонии — это множество формально независимых («суверенных») политических государств, каждое из которых в действительности есть не более чем политически и экономически зависимая кормящая территория для своей метрополии, которая (метрополия) формально не имеет никаких полномочий по непосредственному регулированию общественных отношений внутри своей неоколонии.

Россия как единое целое, то есть как государственно оформленное и существующее (в любой форме, не исключая также и формы РСФСР-СССР) как целое, необходимы были только США и Германии.

Германии такая Россия нужна была как эвентуальная неоколония или колония Германии, за счёт которой Германия могла бы кормиться и развиваться, конкурируя с Британией и США за гегемонию в мiре. Но в 1917-ом Второй Германский Рейх сам уже был накануне своего краха, а посему его возможности были очень сильно ограничены.

Соединённым Штатам Россия нужна была, прежде всего, как Мавр, который вскоре должен сделать свое дело, разгромив одних и существенно ослабив других противников грядущей вскоре глобальной гегемонии США (Pax Americana) и кануть в Лето, или, что есть то же самое, как Обезъяна, которой надлежит таскать каштаны из мiрового пожарища в пользу США.

Но в 1917-ом эта стратегия США ещё только-только оформлялась, а возможности США в Континетальной Европе ограничивались преимущественно финансовыми и политическими, в том числе дипломатическими, инструментами, плюс возможности тех американских корпораций, которые уже закрепились к этому времени в Европе.

Катастрофа России в течение весны-лета 1917 года из угрозы стала стремительно и нарастающими темпами превращаться в реальность

Вынужденным ответом на это стали #фабзавкомы, созданные пролетарскими и полупролетарскими народными массами Петрограда, Москвы и других промышленных центров России, а равно и #Советы, созданные фабзавкомами посредством делегирования своих депутатов в эти Советы.

Во исполнение решения Советов Петрограда вообще и Петросовета (принято ещё в сентябре 1917) как раз и был совершён #государственный_переворот в конце октября 1917 года, превративший Советы в высший орган государственной власти России.

Но кем был совершён этот октябрьский государственный переворот? Он был совершён вооружёнными народными массами под руководством той политической партии (РСДРПб), представители и сторонники которой в сентябре 1917-го стали большинством в Петросовете, принявшим решение Петросовета о взятии государственной власти Советами в Питере и по всей стране.

А чем были Советы Петрограда? Советы Петрограда были формой самоорганизации пролетарских и союзных им полупролетарских, в том числе солдатских (крестьянских по преимуществу), народных масс кормящих общественных организмов России «в класс для себя».

То есть Советы в России в 1917 году были формой самоорганизации пролетарских и полупролетарских народных масс в «общественный класс», имеющий осознанную цель присвоить (= произвести) и в октябре 1917 посредством государственного переворота в Петрограде присвоивший (произведший) новую, прежде не бывшую, государственную власть.

В России 1917 года это — тот и такой «общественный класс», который по своей общественной природе уже не является (став пролетариатом) или ещё не стал частью буржуазии (часть крестьянства и часть дворянства). Не является частью той самой буржуазии, которая по общественным условиям государства-химеры Россия по преимуществу (по большей части своей) была органическим моментом общественного организма-паразита, господствовавшего над Россией и паразитировавшего на ней.

Но одновременно с началом пролетарской социальной революции, то есть с началом процесса самоорганизации пролетариата России в класс для себя, под руководством Свердлова, действовавшего в политическом и организационном союзе с Джугашвили (Сталиным), начинается процесс лишения фабрично-заводских комитетов их пролетарски-революционных общественных функций.

Зимой 1917-1918 года процесс превращения фабзавкомов в первичные ячейки профсоюзов завершается в столицах и крупнейших промышленных центрах России, находившихся под властью Советов, ВЦИК которых возглавляет Свердлов.

Этот процесс лишения фабзавкомов их пролетарски-революционных общественных функций есть не что иное, кроме как процесс превращения фабзавкомов из первичных ячеек революционной диктатуры пролетариата (#революционная_диктатура_пролетариата ) в первичные ячейки буржуазной по своей общественной природе общественной (профессиональной) корпорации пролетариата. Это — с одной стороны.

А с другой стороны или, что есть то же самое, на другой стороне этот же самый процесс есть процесс монополизации одной якобы пролетарской политической партией (РСДРПб) общественных функций всего пролетариата как общественного класса, организованного в класс для себя. Это — тотальная подмена и, следовательно, тотальное подчинение пролетариата как общественного класса в целом всего лишь одной политической партии.

Это — тотальное подчинение пролетариата России той и такой политической партии, которая по своему социально-классовому составу пролетарской партией не была изначально и не стала таковой никогда.

Лишь в течение непродолжительного периода эта партия имела пролетарский характер исключительно и только идеологически за счёт поддержания соответствующего баланса в узком руководящем слое этой партии.

Фабзавкомы изначально были социально-классовой основой Советов. Они (и фабзавкомы, и Советы) в результате указанного частного по своему общественному характеру (хотя и в корпоративной форме) присвоения (экспроприации) одной политической партией революционных функций пролетариата как общественного класса необходимо и неизбежно из форм революционной самоорганизации пролетариата были превращены в «приводные ремни» к массам пролетариата и иным народным массам России.

Эта #экспроприация_пролетариата_России как действительного субъекта только что произведённой им революционной диктатуры пролетариата полностью осуществлена и завершена этой одной политической корпорацией в течение 1917-1921-го годов, то есть в ходе «Гражданской войны» в России.

Какой была эта политическая корпорация-экспроприатор по своему социально-классовому составу и общественной природе? Она не была никакой иной политической корпорацией, кроме как буржуазной политической корпорацией духовного родства, которая в качестве своей официальной идеологии декретировала «идеологию мiровой пролетарской революции».

Однако эта буржуазная политическая корпорация, хотя в идеологически и институционально новой оболочке, но в действительности продолжала всё ту же самую буржуазную социальную «революцию сверху», начало которой положили «либеральные реформы» Александра II-го.

Таким образом, в октябре 1917 года в России был произведён государственный переворот, положивший начало пролетарской социальной революции установлением революционной диктатуры пролетариата в форме Советов, Советской власти

Однако в течение 1917-1921-го годов в России внутри революционной диктатуры пролетариата произошёл фактически контрреволюционный буржуазный государственный переворот, вновь экспроприировавший пролетариат и все народные массы России, а равно и в течение последующего десятилетия произведший финансово-капиталистическую корпорацию-государство в качестве новой формы общественного организма-паразита, господствующего над Россией.

Государственные перевороты в СССР как моменты становления и функционирования буржуазной корпорации-государства, господствовавшей над Россией (СССР).

Буржуазное сознание в качестве «очевидной истины» до сих пор воспринимает утверждение, что единственным архитектором, идеологическим и политическим вождём (руководителем) СССР был Ульянов (Ленин). И что все последующие были всего лишь только исполнителями, «строителями» уже спроектированного Ульяновым (Лениным) «здания».

Даже одно только изложенное здесь говорит о том, что это совсем не так.

Действительным высшим органом институциональной власти над Россией первоначально стал Всероссийский #Съезд_Советов, но это — формально, а фактически — #ВЦИК и его глава, который одновременно был также и руководителем им же самим в союзе с Джугашвили (Сталиным) созданного Аппарата ЦК РСДРП(б).

Именно Свердлов и Джугашвили (Сталин) в течение лета — осени 1917 решали все организационные и кадровые вопросы производства Советской власти. Эта роль Свердлова как официального и фактического главы государства (РСФСР), а также фактического «господина» всего партийного и государственного Аппарата ещё более возросла в течение весны — лета 1918 года. 

Это неизбежно вылилось в попытку узурпации Свердловым и персонифицируемой им группой буржуазии всей полноты власти в РСФСР, непосредственно начатой покушением на председателя правительства (СНК) и члена Политбюро Ульянова (Ленина) 31.08.1918, организованным Свердловым, и рассылкой им соответствующей телеграммы на места.

После этого в период до весны 1919 Свердлов был устранён физически, а фактическим высшим органом институциональной власти стало #Политбюро ЦК. 

В Политбюро вплоть до учреждения должности генсека главенствующую роль играли Бронштейн (Троцкий) как глава РВС (высшего органа военной власти = империум по-римски) в период Гражданской войны, Розенфельд (Каменев) как глава Моссовета с 1918 и один из руководителей (вместе с Радомысльским) Коминтерна, Зиновьев как руководитель Петрограда и Коминтерна, Ульянов (Ленин) как председатель СНК и СТО. 

Начиная с января-марта 1918 между Родомысльским (Зиновьевым), практически всегда поддерживаемым Розенфельдом (Каменевым), и Броншейном (Троцким) всё более и более разгорался личный конфликт. Ещё больший конфликт летом-осенью 1917-го возник между Джугашвили (Сталиным) и Бронштейном (Троцким), который в периоды возглавления Джугашвили (Сталиным) военсоветов фронтов в годы Гражданской войны превратился в непримиримую вражду.

Ульянов (Ленин) и в этот период нередко оказывался в меньшинстве не только в ЦК, но и в Политбюро. Весной 1922-го ему удалось всего лишь вывести Розенфельда (Каменева) из руководства Моссовета и Коминтерна, оставив на последнем одного Радомысльского (Зиновьева) и передвинув Розенфельда (Каменева) в СНК на должность заместителя председателя.

Именно Розенфельд (Каменев) по согласию с Родомысльским (Зиновьевым) и Джугашвили (Сталиным) в начале весны 1922-го года предложил ввести должность генсека ЦК, назначив на неё Джугашвили (Сталина).

По мере окончания Гражданской войны, в следствие и в ходе Гражданской войны всё больший весь и значение закономерно приобретал #Аппарат и «#Номенклатура » партии и правительства.

И именно эта функция создания и руководства Аппаратом по наследству перешла от Свердлова к Джугашвили (Сталину), главным помощником которого в исполнении этой функции в самом начале 1920-х как раз и стал Скрябин (Молотов), ставший секретарём ЦК и кандидатом в члены Политбюро. Как секретарь ЦК он изначально работал под руководством Джугашвили (Сталина) сначала как члена Политбюро, а с 1922 также и как генерального секретаря ЦК.

Аппарат был главным средством производства «Номенклатуры», а равно и экспроприации «советской буржуазии» или «совбуров» (#Ульянов_Ленин), занимавшей ключевые должности в партии, государстве и экономике РСФСР в течение Гражданской войны и в первые годы НЭПа.

К концу 1924-года «господин» Аппарата и, следовательно, «Номенклатуры» партии и правительства по своему материальному весу и возможностям уже сравнялся с материальным весом и возможностями всех иных членов Политбюро вместе взятых.

Но по своей производственной и воспроизводственной могущности этот «господин» Аппарата и «Номенклатуры» уже превосходил всех прочих членов Политбюро вместе взятых. То есть превосходил их по присвоенной им в своё частное распоряжение институциональной власти над процессом общественного воспроизводства вообще и общественного воспроизводства государственной власти, в особенности.

Однако идеологически и политически «господин» этого Аппарата и «Номенклатуры» ещё нуждался в поочередных тактических союзах со своими политическими конкурентами в целях поочередного устранения каждого из них, доколе все они не будут устранены.

«Триумвират» Джугашвили (Сталина) с Радомысльским (Зиновьевым) и Розенфельдом (Каменевым) против Бронштейна (Троцкого) первым своим результатом как раз и имел учреждение должности генсека и назначение на неё Джугашвили (Сталина), а последним – снятие Бронштейна (Троцкого) с должности главы РВС и его исключение из Политбюро.

«Дуумвират» Джугавшили (Сталина) с Бухариным обеспечил полный идеологический и политический разгром Радомысльского (Зиновьева) и Розенфельда (Каменева). Отстранение и устранение после этого самого Бухарина было уже делом времени и аппаратной техники — «Мавр сделал своё дело и должен уйти».

И лишь к рубежу 1920-1930 годов узурпация высшей институциональной власти над СССР (Россией) буржуазной финансово-капиталистической корпорацией-государством, произведённой Аппаратом во главе с его «господином», ставшим «Хозяином» (#Хозяин_Аппарата ), была завершена. Годом «Великого перелома» как раз и стал 1930-ый год, хотя формально предстоящий «год Великого Перелома» был объявлен «Хозяином» уже в самом конце весны 1929 года.

Таким образом, в течение 1917 — 1919 — 1921 — 1924 — 1927 — 1930 годов в России (РСФСР-СССР) произошло несколько государственных переворотов, в результате которых была произведена финансово-капиталистическая корпорация-государство, являющаяся буржуазной новацией общественного организма-паразита, господствующего над Россией и осуществляющего в России буржуазную социальную «революцию сверху».

В течение 1953 — 1956 уже внутри этой корпорации-государства произошёл ещё один государственный переворот, следствием которого стала так называемая «хрущёвская оттепель». Однако она была надолго, вплоть до «воцарения» Андропова, «подморожена» переворотом 1964-года.

1991-ый год стал необходимым и неизбежным, то есть закономерным следствием возобновления того переворота, который был начат Андроповым, но уже под названием «Перестройка».

Андроповский переворот по своему социальному содержанию был противоположностью хрущёвского переворота, будучи одновременно необходимым логическим завершением переворота брежневского, то есть тем самым логическим завершением, на которое так и не решился возглавляемый Брежневым Совет Директоров (Политбюро) финансово-капиталистической корпорации-государства. А почему не решился — это уже совсем другой вопрос.

Андроповско-горбачёвский переворот неотвратимо эксплицировал (открывал и раскрывал воочию для восприятия всеми органами чувств) имплицитную (идеологически, феноменологически скрытую) буржуазную общественную природу СССР и господствующего над ним общественного организма-паразита, а равно и всей «Номенклатуры» как корпорации-государства духовного родства, в которую организован господствующий класс «новой финансовой аристократии» (финансовых капиталистов), произведённый «Хозяином».

Именно этой экспликацией андроповско-горбачёвский переворот придал новый, как бы (если судить только по поверхностным событиям) совсем затухший в годы «застоя», «внутренний импульс» Второй Великой Смуте в России, в условиях которой все мы сейчас и живём…

Error

Comments allowed for friends only

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened